Меню

Миша Хмельницкий

Загадка Баха

Сегодня я летал во сне. Со мной это бывает не часто, не во всех снах. Обычно они мне снятся тогда, когда у меня случается какой-нибудь коллапс. Но ведь жизнь состоит не только из коллапсов и снов.

Там была розетка, и длинный провод. И вот я воткнул провод в розетку, на пустом чердаке с длинными узкими окнами, а потом вышел на крышу, оттолкнулся —  и полетел.

Я летел над лесом, и полем. Внизу редкими группками копошились люди, как муравьи. И мне совсем не хотелось кричать им о том, что я лечу. Да и вряд ли они смогли бы услышать мой голос, так высоко я забрался. Муравьи были заняты своими делами. Всё могло слишком быстро закончиться, посмотри они вверх. Понимаете? И я понимал. Мне не хотелось нарушать их душевный покой, ломать что-то в системе. Поэтому я молча летел, просто наслаждаясь тем, что я здесь, а они там. И всё было очень красиво.

Вот. Но потом случилось странное: я взял — и отсоединил чудесный провод. Он упал далеко вниз, а я вдруг оказался в лестничном пролёте старого дома. Затем, ветхими ступеньками и переходами, всё равно и снова – вверх, — на просторный балкон в огромном зале. И это был прям какой-то европейский храм, а на балконе много мебели. Да, что-то такое, сейчас уже невнятно, припоминаю. Вы меня простите, сюжет сна от меня ускользает, несмотря на то, что я пишу по горячим следам, рано утром, в то время, когда привык спать без сновидений.

А дальше там оказался Бах. Да, это был он, Иоганн Себастьян. Точнее, тогда для меня это было очевидно, а сейчас я уже просто начинаю доказывать себе и вам, что это был Бах. Ну правда, кто ещё на балконе в европейском храме, за деревянным столом, будет так быстро выводить на бумаге ноты-закорючки? Верно, Бах. Это же просто!

И вот, значит, он увидел меня в тот момент, когда я задумал перепрыгнуть через него, чтобы улизнуть оттуда, уже без помощи волшебного провода, так сказать, на пределе своего внутреннего аккумулятора. Понимаете, да?

Тогда этот Бах вскочил и стал возбуждённо декламировать какой-то странный текст, содержание которого мне сейчас, увы, недоступно, а вам тем более. Я лишь до сих пор почему-то знаю, что говорил он о важном, для меня, не для вас. Но я этого уже не помню.

Это всё. Добавлю, что картина сна была похожа на Тарковского. Слишком уж нерусским смотрелся пейзаж, прям как в его любимой Италии.

И теперь, после того, как об этом вам рассказал, я сижу и думаю: зачем? Зачем вам было начинать знать, а потом не бросить, и с надеждой ждать, что в конце истории вас ждёт нечто глубокое, с восклицательным знаком, и что мой рассказ изменит ваше ежедневное, раскрасит ваш быт?

Не знаю.

Сейчас во мне лишь тонкая, остаточная радость.

Хотел с вами поделиться.

Берите.

~ Скачать аудиокнигу ~