Меню

Миша Хмельницкий

Осознанность. Мимо

Сегодня ехал по делам. Как оказалось, дела эти за меня решили. Но я же об этом не знал, потому и ехал. Из Ямного до «Военного городка», там пересадка до «Суворова».

И вот, значит, стою я на остановке, весь такой деловой. В ушах у меня, громко, «Ебу и плачу», с концерта Умки в Харькове. Подъезжает маршрутка, открывается автоматическая дверь, я группируюсь, чтобы в неё запрыгнуть, но человек впереди внезапно решает выйти, и я меняю направление, к своей лучшей доле. Человек этот был непростой. Он обозначил вектор моих размышлений на следующие полчаса. Выходя, человек что-то мне сказал. Но Умка пела в ушах намного громче. Поэтому то, что сказал человек, я не услышал. Его слова прошли мимо меня.

Ехать впереди самое то, удобно. Сидишь как барин, мимо остановки и люди. Стоп. Мимо. Ну, да, точно, это важно. Мимо – значит случилось, но не затронуло, так? И вот человек этот. Я даже не помню, как он выглядел. Он сказал мне что-то, возможно неприятное или неважное, но мимо. Его слова меня не коснулись, хотя и были адресованы мне. Это слова. А сам факт короткого присутствия человека в моей жизни — коснулся. Потому что благодаря ему я начал думать в правильном направлении. И вспомнил Дмитрия. Точнее то, что он мне говорил, когда мы сидели в московском «Николае» и пили кофе.

— Вы совсем меня не слушаете, — говорил мне Дмитрий. — Вы невнимательны.

Потом я узнал историю про Успенского с Гурджиевым, которая есть в одном из текстов Дмитрия, вошедшего в упитанный сборник эссе.

— Вот Вы мне скажите, что Вы видели по дороге, пока мы сюда с Вами шли?

Я судорожно пытался что-то вспомнить, но не мог. Деталей было ноль. Только радость от встречи, просто шёл и удивлялся. Настолько, что его слова тонули в море моих ощущений. Они, друг за другом, шли на дно, и некому было кинуть им спасательный круг.

Тогда мне стало неловко и стыдно. Выручило только его фирменное «Вы на меня не обижайтесь», и наша последующая, долгая прогулка по старой Москве, в которой я уже был внимателен к тому, что происходило вокруг.

И вдруг сейчас, в этой воронежской маршрутке, рядом с водителем, ловко собиравшим с пассажиров монеты за проезд, я стал осознанным. Другим.

Одномоментно.

Кстати, это моё любимое слово.

Я увидел, как у бани на Тимирязева сгрудились машины, словно лошади на водопой. Потом, как на Берёзке чуваки важно приветствовали друг друга набором жестов. Подумал: «Долго, наверное, тренировались». Я заметил мужика в норковой шапке и дублёнке, но почему-то в зелёных спортивных штанах и белых кроссовках. Я проехал эту, давно ставшую для меня обычной, дорогу с теми людьми, которых я больше никогда не увижу. Но они застряли в моей голове картинками, ценность которых для меня дальше будет подтверждена (или опровергнута) стойкостью моей памяти. Знаете, она дама скверная, и часто хранит в себе то, что мне совсем не нужно. Взять хотя бы того мужика, в зелёных штанах и белых кроссовках.

Когда я приехал туда, куда ехал, я узнал о том, что мои дела больше не мои. Но мне это уже было неважно.

 

~ Скачать и поддержать на Kroogi ~

~ Скачать с Яндекс.Диска ~

~ Иллюстрация Анастас Марк ~